ООО «НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТНАЯ КОМПАНИЯ «МОСЭКСПЕРТИЗА» (ООО НЭК «Мосэкспертиза»)

Добровольная сертификация

Автор: Интервью вела журналист Светлана Заркова

Продолжаем разговор о смысле и функциях инспекционных служб, начатый в майском номере " Пакиндустрии" за 1998 г и продолженный во всех последующих номерах журнала.

Нашим собеседником является генеральный директор независимой экспертной компании "Мосэкспертиза", действительный член Академии Проблем Качества РФ Красовский Петр Александрович.

"Верим и знаем: придет час и Россия восстанет из распада и унижения и начнет эпоху нового расцвета и нового величия. Но возродится и расцветет лишь после того, как русские люди поймут, что спасение надо искать в качестве".
И. А. Ильин " Русский колокол", 1928г

Корр: Петр Александрович, термин обязательная сертификация, хотя и появился в российской действительности сравнительно недавно, но он на слуху, знаком многим, а что такое система добровольной сертификации? Кто добровольно станет тратить средства и время на процедуру, кажущуюся порой излишней?

П.А.: Напомню: во всем мире сертификация - процедура подтверждающая заявленное качество товара третьей (независимой) стороной. В России, на момент внедрения рыночных отношений, такой третьей стороны не было. Поэтому для того чтобы адекватно отвечать запросам рынка и защищать его от небезопасных товаров и услуг, процедуру подтверждения параметров того или иного товара на соответствие нормам Российских ГОСТов передали государственным органам (Гостандарт, Госстрой, Госсанэпидслужба и т. д. Отсюда и возникло понятие “обязательная сертификация”. Хотя, по большому счету, это выражение не совсем удачное, аналогичное тому, как если бы мы говорили - “государственные деньги”. Все эти органы проводят обязательную сертификацию, и без нее ни один товар, включенный в перечень товаров подлежащих обязательной сертификации, на рынок попасть не может. За нарушение данной процедуры предусмотрена ответственность вплоть до уголовной. Сегодня Перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации включает большое количество наименований, и по этому показателю наша страна намного превосходит многие западные страны. В чем здесь дело? А дело в том, что за рубежом существует, и является во многих областях весьма авторитетной, система добровольной сертификации. В России система добровольной сертификации также существует, однако для того чтобы она заняла подобающее ей место, необходимо время.

Что же такое система добровольной сертификации? В первую очередь - это сертификация по желанию (производителя, продавца, покупателя). Проведение добровольной сертификации не несет за собой юридических последствий (товар не может быть снят из - за этого с продаж; за нарушение правил добровольной сертификации законом не предусмотрена ни уголовная, ни административная ответственность). Параметры, проверяемые при добровольной сертификации, могут соответствовать ГОСТам, ТУ, а могут и превосходить их. Как правило, владельцами добровольных систем сертификации являются негосударственные органы. Юридически процесс организации добровольной сертификации выглядит таким образом. Некто (юридическое лицо), в соответствии с требованиями Госстандарта (головной орган РФ по сертификации) разрабатывает свою систему добровольной сертификации, в которой определяет номенклатуру товара (услуг) и процедуру ее проведения. Далее система проходит регистрацию в Госстандарте. При регистрации системы добровольной сертификации она получает регистрационный номер, и в ней может осуществляться в дальнейшем добровольная сертификация. Причем в номенклатуру могут быть включены товары, подлежащие обязательной сертификации.

В качестве примера можно привести добровольную сертификацию, скажем, лопат. Производитель хочет получить компетентное подтверждение качества своих изделий (не ломаются, не тупятся, имеют малый вес и т. д.). В этом случае он обращается в систему добровольной сертификации, номенклатуре которых отвечает данное изделие. В качестве известной системы добровольной сертификации можно привести систему американского нефтяного института (API). Авторитет и наличие сертификата данной системы является неоспоримым и признается во всем мире.

Мы надеемся, что со временем и в России, в наиболее традиционных для нашей страны областях производства или услуг, возникнут авторитетные, общепризнанные системы добровольной сертификации. В качестве претендентов можно назвать московскую систему добровольной сертификации в строительстве -"Мосстройсертификация".

Корр: Но если это так, то терминология - обязательная, добровольная сертификации условна. И потом кто и как определяет список изделий, подлежащих обязательной сертификации?

П.А.: По технологии выполнения одной и другой сертификации Вы достаточно правы, по юридическим последствиям - нет. Обязательная сертификация, как уже отмечалось выше, это обязательный элемент доступа товара или услуг на рынок. Добровольная сертификация - это дополнительная характеристика товара на рынке. Сертификация (обязательная или добровольная) осуществляется аккредитованными, в головном органе системы сертификации, органами по сертификации. Каждая система (ее головной орган) определяет кто и на каких условиях может быть аккредитован в качестве органа по сертификации. Поэтому не нужно удивляться, если обязательная сертификация будет осуществляться как органом по сертификации - негосударственным юридическим лицом (например, автономная некоммерческая организация) или ГУП (государственным унитарным предприятием). В обоих случаях они обе лишь представляют систему сертификации.

В настоящее время в России действует какое-то количество добровольных систем сертификации, но пока их роль невелика. Однако, по мере развития рыночных отношений в России, некоторые из них вполне могут стать авторитетными, общепризнанными. И, не исключено, что государство передаст им какую-то часть (область) обязательной сертификации. Но для этого нужно время, ибо проблема качества - это проблема в том числе и традиций, а их проявление и авторитет никакими законами не создать. Нужно просто долго и аккуратно работать в этом направлении.

Корр: Но Вы сами сказали, Петр Александрович, что обязательная сертификация возникла как плотина на пути потока некачественных товаров и продуктов, в том числе и из-за рубежа. Нет ли в таком случае противоречия в утверждении, что инспекционные зарубежные службы совершенней наших, а система контроля за качеством регулируется самим рынком? Ведь если это так, то качество должно быть на достаточно высоком уровне, а все - таки в первую очередь именно зарубежные товары и услуги вызвали в нашей стране необходимость введения обязательной сертификации.

П.А.: Никакого противоречия. Отчасти подобное положение вещей связано с нарушениями как с нашей стороны, так и со стороны зарубежных партнеров.

Многие ответы на вопросы кроются в несовершенстве наших инспекционных (экспертных) служб.

Другое дело - идеология. Зарубежный партнер - человек рынка, давно сформированного и развитого. Разумеется, в своей стране рисковать подобным образом - выставлять на рынок некачественную продукцию - никто не станет. В этом случае производитель некачественных товаров просто обречен уйти с рынка сразу же, как обнаружится факт плохого качества и недобросовестности. Жесткая конкуренция приучает к честности. Требования высокого качества настолько закономерно, что на Западе производители, не имеющие длительное время нарекания на качество, могут декларировать качество и устанавливать соответствие принятым нормам самостоятельно. Подобный производитель освобождается от весьма существенных затрат, связанных с сертификацией. Но при этом строгий контроль со стороны сертификационных служб обязателен. И стоит только такому производителю хотя бы раз "проколоться" - поставить потребителю некачественный товар, как он будет жестоко наказан. На него посыпятся штрафные санкции, у него изымут декларацию соответствия, на основе которой он сам осуществлял контроль за качеством. Но, пожалуй, нет ничего страшнее, чем потеря авторитета у потребителя. Это - потеря клиентов, рынков сбыта.

Вот чем определяется заинтересованность зарубежного производителя высоко держать марку качества. Однако, это вовсе не означает, что подобный производитель будет последователен в случае, если ему представится возможность каким-то образом, не в ущерб выпуска продукции, уменьшить требования к качеству изделий. Перефразируя известную пословицу, я бы сказал - ничто не стоит так дорого и не ценится так высоко, как качество. Но Вам должно быть хорошо известно, что даже хваленное английское качество в нашей стране не выдерживает, порой, никакой критики. А все дело в том, что, сообразуясь с нашими требованиями и ценами, даже в развитых странах создали специально отделы для Востока. И, к примеру, торговое и упаковочное оборудование поступает к нам в несколько ином варианте, чем в другие развитые страны Европы. Сейчас, правда, положение постепенно выравнивается. Но беда в том, что качество определяется, к сожалению, и финансовыми возможностями потребителя. А они у нас пока низкие. Двойная идеология: одно - для себя, другое - для России тоже, как видите, регулируется и объясняется факторами объективными.

Хотелось бы заметить в связи с этим, что у нас, в России, всерьез поговаривают о возможности широкого внедрения Декларации соответствия. На мой взгляд - преждевременно. Это просто попытка плохого ученика перескочить из третьего класса сразу в десятый, минуя промежуточные - зачем они ему! В данном случае: тише едешь, дальше будешь. Необходимо предварительно подготовить предприятия, продавцов, покупателей к подобному явлению, научить их ценить и отличать действительно качественное от низкопробного. Научить не терпеть плохого, предъявлять серьезные требования к производителям товаров и услуг и к торгующим организациям. И только в том случае, когда потребитель действительно научится выделять из общего числа товаров те, что постоянно безупречно качественны, и если именно эти товары производятся одной и той же организацией, планку можно будет поднять выше. Только тогда можно будет короновать одного производителя и клеймить позором другого. Пока же наш неплатежеспособный потребитель берет все подряд, предпочитая что подешевле. При таком рынке освобождение от обязательной сертификации или упрощение механизма ее проведения скорее будет на руку нечистоплотным дельцам, нежели действительно послужит идее высокого качества.

Корр: В таком случае, Петр Александрович, какая, в конце концов, разница кто будет сертифицировать товары и услуги - государство или независимые компании? Особенно если учесть, что нынешний авторитет РОСТЕСТа или Госсанэпиднадзора несравненно выше, чем любой независимой инспекционной компании.

П.А.: Авторитет надо завоевывать. А если не двигаться вперед, какой может быть авторитет! Но даже не это главное. Природа, как известно, не терпит пустоты. Рынок - тоже. Сегодня более 90% экспертных работ при вывозе сырья за границу проводят зарубежные инспекционные компании и их филиалы. Кроме того, независимая экспертиза - это род услуг, который пользуется на рынке определенным спросом. И если качество услуг сомнительно, потребитель услуг вправе отказаться от одного исполнителя и обратиться к другому. Это возможно только при условии конкуренции организаций, оказывающих подобные услуги. Рынок стимулирует качество услуг. Возрастает и численность оказываемых услуг от экспертных организаций, что позволяет, в конечном итоге, не только снизить риск ошибок, но и предоставить возможность непредвзятого отношения к заказчику.

Но и этим не исчерпываются преимущества независимой экспертизы. К чему приводит узурпирование прав на контроль качества в руках государства мы уже проходили. В бывшем Советском государстве родилось двойное качество. Одно - для стратегически важных отраслей и другое - для нас с вами - рядовых потребителей. В результате - убогий рынок товаров и услуг, неширокий спектр потребительских товаров, закрытость: чтобы не сравнивали и не могли желать лучшего. Именно от этого мы ушли. И не затем, чтобы вернуться назад. Надеюсь, назад пути нет! Хотя отдельные факты свидетельствуют, что мы мало чему научились. Например, в одном из регионов России ввели свою добровольную систему сертификации красок и лакокрасочных изделий. И теперь всем производителям и потребителям необходимо делать сертификацию только в одном, определенном администрацией, органе по сертификации, принадлежащем к тому же на все 100% самой администрации. Думаю, Вы понимаете, что в этом случае речь идет не о сертификации, а о форме государственной (административной) приемки. Каждый собственник вправе требовать соблюдения своих интересов, и администрация, как собственник своих объектов, вправе осуществлять контроль за качеством. Но распространять этот порядок на всё, на все формы собственности - это значит совершенно не представлять себе смысла и содержания сертификации.

Можно привести и другие примеры. Но, в одном я уверен совершенно, без независимой экспертизы не распутать весь клубок проблем, который возник в связи с вхождением России в рынок.

А что касается Госстандарта и Госсанэпидслужбы, то уверен, что, как головные государственные организации в области стандартизации, метрологии и сертификации, они сохранят свои контрольные функции и, скорее даже, усилят их. А вот от непосредственной работы по проведению сертификационных и испытательных работ, думаю, со временем, откажутся сами. Ибо не могут быть совмещены в одном лице эти две различные функции - контролирующая и исполнительная. Но это дело будущего, и многое должно определяться активностью и авторитетом таких организаций, как наша. Сможем ли мы, и как скоро, полностью или частично заменить существующие организации в области сертификации и испытаний, покажет время.

Главное, что проблема качества и его защиты имеет глубочайший философский смысл. Очень важный для современной России и ее судеб. Особенно сегодня, когда мы пытаемся жить в рыночных экономических условиях. Вдумайтесь в то, что писал по этому поводу, находившийся в эмиграции русский философ начала века И.С. Ильин: " Всмотритесь в пути и судьбы России, вдумайтесь в ее крушение и унижение! И Вы увидите, что русскому народу есть только один исход и одно спасение - возвращение к качеству и его культуре.

Надо творчески развязать качественные силы России!"

Звучит удивительно современно, не правда ли? А ведь написано еще в 1928 году!


Журнал "Пакиндустрия", июнь 1999г.